?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Реформы Шарнгорста и освободительная война 1813- 1815 годов создали аппарат генерального штаба, но вплоть до 60-х годов этот аппарат вел работу внутри самого себя, подготовляя для армии высоко квалифицированных оперативных работников.

Герхард Иоганн Давид фон Шарнгорст с первых же годов службы выделился своими рефератами и трудами по военным вопросам. Военной печати Шарнгорст придавал большое значение: « Без хорошей военной литературы не может быть ни разумной армии, ни большого развития военных талантов». ( Русский полководец Суворов в письме своему другу и куму венгерскому гусару Краю о книгах необходимых для прочтения его сыну, особо отмечал «Mes réveries» маршала Морица Саксонского - роскошное и удивительное для начала XVIII века мечтание о всеобщей воинской повинности и соединении колонн с действием рассыпного строя, как маршал толковал современный ему идеал легиона…)
С 1801 года Шарнгорст организовал в Берлине значительную аудиторию в виде военно-научного общества, с 1804 года руководил Берлинской военной академией, включавшей всего 20 слушателей и успевшей к 1806 году, когда она исчезла при оккупационном режиме, дать только один выпуск, но включавший таких выдающихся лиц, как Клаузевиц, Бойен, Грольман. Из рядов этого выпуска и бывших членов военно-научного общества ( Гнейзенау, Гетцен) и сформировалась партия реформ, когда Шарнгорст оказался призванным для организации прусской армии.
Оперативные работники прусских штабов эпохи Иены, так называемая «адъютантура», комплектовались по социальному подбору, из верхов дворянства. Вместо социального принципа Шарнгорст выдвинул требование специального научного и служебного ценза- в ряды генерального штаба был открыт доступ талантливым представителям третьего сословия. Реформа прошла при ожесточенных схватках с феодальной адьютантурой; реакционеры, несомненно были правы, указывая на отсутствие чувства феодальной верности, на недостаточную династическую лояльность нового генерального штаба. Им руководил германский, а не прусский патриотизм. Пруссия, в их глазах, являлась только орудием для освобождения и объединения Германии. Значительная группа офицеров, с Гнейзенау во главе, являлась членами «Тугенбунда», тайного патриотического общества, так некстати вдохновившего наших убогих «Декабристов». В 1812 году целая группа офицеров из союза реформ демонстративно ушла в отставку, надела русскую форму и сражалась под русскими знаменами против прусских полков «Великой Армии». Когда армия Бонапарта при отступлении погибла, один из них, Клаузевиц, добился того, что прусский корпус под командой непримеримого феодала Йорка совершил измену своему королю во имя германского отечества.

В 1814 и 1815 годах на постановления венского конгресса Гнейзенау предполагал ответить политическим и военным поджогом со всех сторон установленного в Европе мира, что, конечно, и сей час вызывает самую неоднозначную оценку.

В 1813 году группа реформ сосредоточилась в штабе силезской армии, где сумела завоевать симпатии старого рубаки, кумира всей армии генерала Блюхера.
[ Гебгарт Лебрехт фон Блюхер родился в 1742 г. в г. Ростоке (в Померании) и 16 лет поступил юнкером на шведскую службу, но через 2 года, будучи взят в плен пруссаками, перешел в прусский гусарский полк Беллинга, в котором в эпоху Семилетней войны и получил закваску гусарской лихости и отваги, отличавшей его до глубокой старости. В 1773 году он по ничтожному поводу возбудил против себя гнев короля и, будучи обойден производством, подал резкое прошение об отставке. "Ротмистр Блюхер уволен и может убираться к черту", — гласила королевская резолюция. Только в 1787 г., по смерти Фридриха II, Блюхер вернулся, майором, в прежний свой полк, через 2 года получил этот полк в командование, a еще через 5 за выдающуюся боевую службу в Рейнском походе поставлен во главе кавалерии обсервационного корпуса на нижнем Рейне. Ненавидя Наполеона, Блюхер громко высказывался за объявление ему войны. В сражении при Ауерштедте (1806 г.), командуя передовым кав. отрядом, он настойчиво советовал королю действовать наступательно, энергично, и сам со своей кавалерией неоднократно бросался в атаки против конницы и пехоты Даву. При отступлении же прусской армии от Иены и Ауерштедта Блюхер, объединив в своих руках остатки своей кавалерии, войска принца Евгения Вюртембергского и герцога Саксен-Веймарнского пытался пробиться к Пренцлау на соединение с войсками принца Гогенлоэ.]

В этом штабе заключались мозг и сердце всех усилий восставшей против Наполеона Европы. В самые ожесточенные минуты операций борьба внутри силезской армии между старым и новым, феодалами и генеральным штабом - не затихала.
Вот прошение об отставке, поданное командиром одного из корпусов силезской армии прусскому королю 25 августа 1813 года, в разгар кацбахской операции: « Я не могу быть полезен Вашему Величеству на Всемилостивейше вверенном мне посту командира I корпуса. Может быть, я не обладаю достаточно богатой фантазией, чтобы понять гениальность планов штаба генерал-лейтенанта Блюхера. Но я вижу и убеждаюсь, что марши и контрмарши, продолжающиеся в течение недели с возобновления кампании, привели вверенные мне войска в состояние, не обещающего ничего хорошего в случае энергичного наступления неприятеля… Это счастье, что сосредоточенную здесь армию еще не постигла участь, подобная 1806 году. Поспешность и непоследовательность в операциях, неверная ориентировка, мотание из-за каждой демонстрации неприятеля, притом незнакомство с практическим делом, что для командования большой армией нужнее высоких замыслов…»
На другой день разгром группы Макдональда ( кацбахская победа) явился лучшим ответом на эту оценку работы новых людей и подкоп под них комкора Йорка.

Принятие и провидение в силезской армии смелых решений оказывалось возможным лишь благодаря сплоченной группе единомышленников, сознававших свою революционную роль в создание вооруженной силы, в представительстве интересов германской нации, а конкретно - принимавших на себя всю ответственность за успех или провал операции. На этой почве родилась та удивительная самодеятельность, та богатая частная инициатива, которые характеризовали прусский генеральный штаб и стали главной определяющей чертой характера современных германских офицеров.


А.А. СВЕЧИН "ЛЕКЦИИ В АКАДЕМИИ ГЕНШТАБА РККА"

Comments

( 2 comments — Leave a comment )
kalte_winter
Aug. 17th, 2010 07:29 am (UTC)
Поправьте пожалуйста два следующих заголовка, там ошибка вкралась.
direkt_mashin
Aug. 17th, 2010 01:33 pm (UTC)
Спасибо.)
( 2 comments — Leave a comment )