?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Благожелательное отношение монарха к генеральному штабу с его новым главой, человеком уравновешенным, умеренным и благонадежным, выразилось в том, что генеральный штаб был выделен из состава военного министерства, обратился из департамента в «Большой» генеральный штаб, а начальник генерального штаба получил право непосредственного доклада королю.
Из этого выхода генерального штаба из-под опеки военного министерства и установления его непосредственных сношений с верховной властью часто делают ошибочное заключение о начале новой эры для прусского генерального штаба. Такое мнение глубоко ошибочно. С потерей Грольмана, голос которого веско, самостоятельно, даже тиранически звучал, и через средостение военного министерства, прусскому Большому генеральному штабу был нанесен тяжелый удар; фактически Большой генеральный штаб на 40 лет утратил руководящее значение в вопросах подготовки войны. Право непосредственного доклада королю, распространенное на начальника генерального штаба, принадлежало и всем прусским корпусным командирам, - как в России командующим войсками в округах,- и почти никогда не использовалось по серьезным вопросам. Если бы нашелся такой нетактичный начальник, который, пользуясь своим правом, стал бы обходить военного министра, то он подорвал бы свое положение, а его записки были бы из кабинета монарха неизбежно переданы на усмотрение того же министра.
Стремление прусских королей, не упускать из рук власть в армии развивалось в двух направлениях. Во-первых, в совмещении должности дежурного генерал-адъютанта с должностью начальника департамента личного состава, что впоследствии привело к созданию независимого от военного министра военного кабинета императора, ведавшего всеми аттестациями, назначениями и повышениями в армии. Вышеупомянутое выделение генерального штаба из военного министерства и было предпринято королем как удар по созданному Шарнгорстом объединению всех военных вопросов в руках военного министра. Во-вторых, в попытке обратить новый генеральный штаб в оперативный кабинет короля, в «свиту Его Величества по квартирмейстерской части».
Однако вместо возвращения к феодальному прошлому это выделение генерального штаба из военного министерства под влиянием условий эпохи империализма облегчило ему движение по новому пути.

Нарождались новые предпосылки, позволившие действительно воспользоваться правом непосредственных отношений с верховной властью, идеологически узурпировать власть в свои руки и открыть новую страницу в военной и политической истории Европы.


Реформы Шарнгорста и освободительная война 1813- 1815 годов создали аппарат генерального штаба, но вплоть до 60-х годов этот аппарат вел работу внутри самого себя, подготовляя для армии высоко квалифицированных оперативных работников. Задача развернуть работу этого аппарата выпала на долю Мольтке ( род.1800г., ум.1891г.)

Хельмут-Карл-Бернгард Mольтке 31 год, с 1857 по 1888 годы был начальником генерального штаба; за эти годы отношение генерального штаба к подготовке к войне радикально изменились.
28 октября 1857 года регенство в Пруссии взял на себя герой войны 1813-1814 годов принц прусский Вильгельм. Пост начальника генерального штаба был вакантен, за смертью генерала фон Рейера, уже в течение трех недель; на второй день своего регенства Вильгельм назначил начальником генерального штаба одного из младших в чине генерал-майоров - Мольтке, военного наставника своего сына.
Хельмут-Карл-Бернгард Мольтке из древнего но обедневшего германского рода последнее время обитавшего в Голштинии в 1812 году поступил на обучение в кадетскую школув Копентагене, окончил ее в 1818-м первым по курсу и в 1819 году произведен в лейтенанты. Прослужив 3 года в рядах датской армии, он перешел младшим лейтенантом в 8-й пехотный прусский полк. В датском кадетском корпусе Мольтке получил научную подготовку, не превышавшую объема знаний современной школы первой ступени, но ему удалось в 1823 году поступить в Берлинскую военную академию, начальником которой был в это время Клаузевиц, а затем всю жизнь настойчиво работал над расширением своих филологических, географических и исторических познаний. На 58 году жизни, когда он неожиданно для всех и самого себя оказался начальником генерального штаба, он владел семью языками ( германским, датским, турецким, русским, французским, английским, итальянским) и являлся настоящим ученым историком и географом.

Вернувшись в 1826 году по окончании академического курса со степенью "sehr gut" в свой полк, Мольтке в начале 1827-го был назначен начальником дивизионной школы, в которой вел подготовку фенрихов с таким знанием дела и усердием, что его уже в 1828 году причислили к генеральному штабу, a в 1833-м перевели в него. В этот период службы Мольтке работал в топографическом бюро и обратил на себя внимание солидным трудом: "Holland und Belgien in gegenseitiger Beziehung seit Philipp II bis Wilhelm" (1831) и "Darstellung der eineren Verhältnisse und des gesellschaftlichen Zustandes in Polen" (1832). Произведенный в 1834 году в капитаныны Mольтке добился командировки в Италию, a в 1835-м посетил Турцию, где принял видное участие в реорганизации турецкой армии, сопровождал султана Махмуда II в его поездке по Болгарии, руководил работами по укреплению Рущука, Силистрии, Варны и Шумлы, в 1838 г. участвовал в кампании против курдов, a в 1839 г. принял деятельное участие в войне Турции с вице-королем Египта, Мехмедом-Али. Здесь он впервые нашел приложение своих обширных теоретических знаний.

В 1835 – 1840 годах Мольтке, будучи командирован в Турцию, работал так же над теоретическими вопросами усиления обороны проливов, собственноручно выполнил первую топографическую съемку окрестностей Константинополя, и исследовал верхнее течение Тигра, до того неизвестное географам. После смерти Махмуда II в 1840 году Мольтке возвратился в Пруссию и был назначен в штаб IV армейского корпуса, командиром которого был в это время принц Вильгельм прусский, будущий германский император Вильгельм I. Принц оценил знания и жажду кипучей деятельности своего начальника штаба, a мечты о войне за объединение Германии, которые оба они питали, еще более сблизили их. По идее Мольтке в Магдебургском офицерском собрании была организована военная игра, которая обнаружила всю эрудицию Мольтке и его удивительную способность к разрешению стратегических и организационных вопросов. В 1850 году Мольтке был произведен в подплковники, а в 1851-м в полковники.
В 1841 году Мольтке издал "Письма с Востока", обратившие на себя всеобщее внимание, и выпустил в свет множество лично им составленных в Турции карт, а в 1845 году "Историю войны России с Турцией в 1828 - 1829 гг.". В этом же году он был назначен состоять при особе принца Генриха Прусского, с которым ездил в Рим. Так в возрасте 45 лет, не имея в Риме определенных занятий, в должности адьютанта принца Генриха, Мольтке собственноручно сделал съемку 500 квадратных верст окрестностей Рима и нанес на этот план все данные, имеющие интерес в археологическом и художественном отношении. Карта была издана Александром Гумбольдтом.
В 1846 году Мольтке возвратился в штаб VIII корпуса и издал свои путевые впечатления в двух отдельных сочинениях. В 1848 году он был назначен начальником картографического отделения Большего генерального штаба.

В 1855 году Мольтке был произведен в генерал-майоры и назначен сопровождать в Спб., Москву, Париж и Лондон сына пр. Вильгельма, пр. Фридриха (впоследствии Имп. Фридриха III). Это путешествие дало Мольтке возможность хорошо изучить быт, нравы и обычаи дворов важнейших государств Европы, увидеть и оценить их армии и командный состав. Свои впечатления он изложил в частных письмах, которые впоследствии были изданы ("Письма о России"). Прозорливый ум Мольтке подметил зародыши падения блестящей французской монархии с блестящей по внешности армией. От Мольтке не ускользнул либерализм дешевешого сорта, нелюбовь к военному мундиру, отсутствие познаний и застой военной мысли y большинства представителей французской армии. Но осуществить свои планы Мольтке удалось только тогда, когда принц Вильгельм сделался регентом Пруссии. Достигнув власти и получив в свое распоряжение старую военную организацию времен Шарнгорста, Мольтке усовершенствовал ее соответственно своим планам, поставив себе целью создать такую армию, которая всегда была бы готова к полному напряжению своих сил.

Служба Мольтке складывалась не по шаблону; она дала ему благодарный материал для сравнений и наблюдений, но, за полным отсутствием строевого ценза, лишала Мольтке надежды на получение должности командира бригады. У него было довольно много литературных и военно-научных трудов, начиная с перевода двенадцатитомного труда EDWARDа GIBBONа “THE DECLINE AND FALL OF THE ROMAN EMPIRE”; Мольтке напечатал под псевдонимом ряд очень серьезных политических статей; в 1843 году первым очертил военное значение новых тогда в Европе железных дорог, но широким военным и общественным кругам был известен лишь как автор «Писем о состоянии Турции и событиях в ней» - классического описания тех наблюдений, которые Мольтке сделал во время своих турецких странствий. В прусском генеральном штабе назначение Мольтке было встречено как победа кандидатуры придворного танцора. Что в этом наиболее добросовестном кавалере придворных балов скрывались широкий и острый ум, умение руководить, не погрязая в деталях, талант создавать школу, подготовлять учеников, самодеятельность которых не подавлялась бы, а развивалась, - об этом не знали ни армия, ни генеральный штаб; сам же регент Вильгельм придавал ограниченное значение должности начальника генерального штаба и выбирал на нее воспитанного человека с известными задатками к научной работе.


А.А.СВЕЧИН "ЛЕКЦИИ В АКАДЕМИИ ГЕНШТАБА РККА"